«Новартис» (Novartis) вплотную подобралась к тому, чтобы избавиться от своей доли в соперничающей «Рош» (Roche). Если верить отраслевым слухам, в течение нескольких недель соберется достаточное число покупателей, готовых совокупно выложить 14 млрд долларов.

Нынешней весной Джо Хименес (Joe Jimenez), исполнительный директор «Новартис», сообщил, что обналичивание доли в «Рош» поможет профинансировать какие-либо сделки слияния и поглощения. При этом продажная цена акций не обязательно должна быть премиальной — это ускорит процедуру.

«Новартис» владеет 33,3% голосующих акций «Рош», что составляет, впрочем, только 6,3% всех выпущенных в оборот ценных бумаг этой компании, занимающей третье место в мировом рейтинге фармпроизводителей. В 2014 году на дивидендах было заработано 473 млн долларов, в 2015-м — 429 млн долларов.

Доля в «Рош» была накоплена в период 2001–2003 гг. под началом тогдашнего исполнительного директора Дэниела Вазелла (Daniel Vasella), который наотрез отказывался продавать акции, намереваясь, очевидно, рассмотреть вопрос о потенциальном слиянии. После того как руководитель ушел со своего поста в 2010 году и прекратил быть председателем правления в 2013-м, вопрос об избавлении от пакета поднимался неоднократно.

В этом году «Новартис» трясет со всех сторон. Во-первых, офтальмологическое подразделение «Алкон» (Alcon), сформированное после поэтапного приобретения этой компании у «Нестле» (Nestlé) за общую сумму в 51,6 млрд долларов, не демонстрирует нужных финансовых показателей. В январе швейцарская компания была вынуждена сменить главу «Алкон», пригласив на должность руководителя Майкла Болла (Michael Ball), бывшего исполнительного директора «Хоспира» (Hospira), купленной «Пфайзер» (Pfizer).

Во-вторых, «Энтресто» (Entresto, сакубитрил + валсартан), потенциальному бестселлеру для терапии сердечной недостаточности, пока не удается привлечь к себе высокий спрос.

В-третьих, в мае был уволен Дэвид Эпштейн (David Epstein), долгое время отвечавший за весь фармацевтический бизнес, плюс объявлено о внутрикорпоративной реструктуризации, повлекшей выделение онкологической группы в самостоятельную ветвь.

Если продажа акций «Рош» действительно состоится, ожидать от «Новартис» каких-либо крупных приобретений вряд ли имеет смысл. Пусть и витают предположения о слиянии с «АстраЗенека» (AstraZeneca) — совокупная рыночная стоимость объединенной компании превысит 300 млрд долларов, — однако долгосрочная стратегия предполагает поэтапное развитие существующих направлений без каких-либо резких всплесков деловой активности.

В свое время «Новартис» рассматривала несколько вариантов, включая превращение доли в «Рош» в дивиденды, выплачиваемые своим же акционерам, либо же возвращение последней ее пакета, притом что та неоднократно подчеркивала отсутствие должного интереса.