Европейская комиссия выдала «Пфайзер» (Pfizer) маркетинговое разрешение на «Беспонса» (Besponsa, инотузумаб озогамицин) — конъюгат моноклонального антитела для монотерапии взрослых пациентов с рецидивирующим или рефрактерным CD22-позитивным B-клеточным острым лимфобластным лейкозом (ALL) из клеток-предшественников. Одобренное назначение включает пациентов равно как имеющих филадельфийскую хромосому (Ph+), так и без нее; причем в первом случае необходимо провалить как минимум одну предшествовавшую терапию тирозинкиназным ингибитором.

Острый лимфобластный лейкоз — агрессивный тип лейкоза, стремящийся, если им не заниматься, к летальному исходу в течение считанных месяцев. Задача терапии рецидивирующего или рефрактерного ALL состоит в достижение полной ремиссии без существенной системной токсичности — чтобы затем пациент смог пройти процедуру трансплантации стволовых клеток, которая способна продлить жизнь. Вообще же медиана общей выживаемости при этой онкологии лежит в пределах трех–шести месяцев. Интенсивная химиотерапии, будучи нынешним стандартом ведения рецидивирующего или рефрактерного ALL, демонстрирует менее чем 50-процентную эффективность, при этом характеризуясь плохой длительной выживаемостью, высокой токсичностью, продолжительным нахождением в стационаре, непрерывными инфузиями.

Инотузумаб озогамицин (inotuzumab ozogamicin) представляет собой моноклональное антитело, нагруженное лекарственным средством. Инотузумаб таргетирован на поверхностный клеточный антиген CD22, экспрессируемый раковыми клетками в большинстве случаев B-клеточного острого лимфобластного лейкоза. Прилинкованный цитотоксический агент в лице калихеамицина высвобождается, когда инотузумаб интернализируется клетками-мишенями, и приступает к расщеплению ДНК в специфических участках, тем самым вызывая разрывы обеих цепей и нарушая репликацию опухолевых клеток.

Таргетированность «Беспонса» на CD22-антиген совпадает с таковой для T-клеточной CAR-терапии, которой занимаются «Джуно терапьютикс» (Juno Therapeutics) и «Новартис» (Novartis). Конечно, конъюгату моноклонального антитела вряд ли удастся добиться такой же эффективности, как в случае CAR-T, однако рынок сбыта будет однозначно сужен за счет сокращения пула пациентов, уже прошедших терапию «Беспонса», и потому не нуждающихся в другой.

Положительный вердикт регулятора опирался на результаты клинических испытаний INO-VATE ALL фазы III, сравнивших эффективность «Беспонса» со стандартной химиотерапией. Исследователи выбрали две независимых первичных конечных точки: полный ответ с или без гематологической ремиссией и общую выживаемость.

Группа инотузумаба озогамицина продемонстрировала полный ответ на уровне 80,7% [95% ДИ, 72,1–87,8] против 29,4% [95% ДИ, 21,0–38,8] в контрольной группе с длительностью ответа 4,6 месяцев против 3,1. При этом минимально резидуальная (остаточная) болезнь, характеризуемая порогом наличия циркулирующих опухолевых клеток, была засвидетельствована у существенно большей пропорции испытуемых: 78,4% [95% ДИ, 68,4–86,5] против 28,1% [95% ДИ, 13,7–46,7].

Препарату удалось значительно продлить выживаемость без прогрессирования: медиана этого показателя составила 5,0 месяцев против 1,8 (ОР=0,45 [97,5% ДИ, 0,34–0,61; p<0,001]). Общая выживаемость показала тенденцию к улучшению в сравнении с химиотерапией, хотя и не добралась до уровня статистический значимой (p=0,04): 7,7 месяцев против 6,7 (ОР=0,77 [97,5% ДИ, 0,58–1,03]). Показатель двухлетней общей выживаемости вышел на 23% против 10%.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) к августу сего года примет решение по регистрации инотузумаба озогамицина — заявка на приоритетное рассмотрение была отправлена в марте. Появление новинки в Европе отражает тот факт, что Старый Свет идет своим путем.

Некоторые препараты, одобренные европейским регулятором, но не американским. Изображение: EP Vantage.

Между тем Национальный институт здоровья и качества медицинской помощи Великобритании (NICE) отказался рекомендовать «Беспонса»: мол, клинические испытания не продемонстрировали преимуществ новинки по части выживаемости в сравнении с имеющейся терапией, притом что коэффициент эффективности дополнительных затрат (ICER) превышает 100 тыс. фунтов на один дополнительный год качественной жизни (QALY).