Коротко

  • «Тева фармасьютикал индастриз» (Teva Pharmaceutical Industries) и «Ридженерон фармасьютикалс» (Regeneron Pharmaceuticals) доложили об успешности экспериментальной терапии фасинумабом (fasinumab) хронической боли при остеоартрозе коленного (гонартроз) или бедренного сустава (коксартроз). В опорных клинических испытаниях FACT LTS & OA фазы III показано, что по истечении 16 недель лечения в группе фасинумаба, назначаемого подкожно в дозе 1 мг каждую четвертую или восьмую неделю, пациенты отметили существенное уменьшение боли и улучшение функциональности в суставе — согласно индексу выраженности остеоартроза по шкале университетов Западного Онтарио и МакМастера (WOMAC), отражающему симптоматику заболевания, — в сравнении с группой плацебо. Проверка терапии фасинумабом продолжится еще сроком в 36 недель.
Изображение: Vantage/EvaluatePharma.
  • Параллельно идут клинические исследования FACT OA1 и FACT OA2 фазы III, оценивающие эффективность фасинумаба в сравнении с напроксеном и другими нестероидными противовоспалительными средствами (диклофенаком, целекоксибом) в лечении хронической боли при гонартрозе и коксартрозе.
  • Полностью человеческое моноклональное антитело фасинумаб нацелено против фактора роста нервной ткани (NGF): за счет избирательного блокирования зрелых форм и предшественников (proNGF) последнего удается эффективно модулировать NGF-ассоциированную боль, причем без распространенных проблем с токсичностью, переносимостью и зависимостью, как в случае нестероидных противовоспалительных средств и опиоидных анальгетиков. Фасинумаб не изменяет клеточную сигнализацию нейротрофина-3 (NT-3), нейротрофина-4 (NT-4) или нейротрофического фактора головного мозга (BDNF).
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Практика взяточничества и подкупа дорого обходится Teva

Подробности

Фактор роста нервной ткани, играющий ключевую роль в развитии нервной системы, у взрослых людей более не нужен в задачах выживаемости первичных сенсорных или симпатических нейронов, однако принимает участие в организации болевого сигнального пути. NGF, связываясь со своими рецепторами — тропомиозин-родственной киназой A (trkA) и p75, экспрессирующими на периферических окончаниях нервных волокон A-дельта и немиелинизированных C, — активирует транскрипционные факторы, которые контролируют экспрессию модуляторов, вовлеченных в сигнализацию боли. Среди множества указанных факторов: капсаициновый рецептор (TRPV1), кислото-чувствительные ионные каналы (ACIS) 2 и 3, рецепторы эндотелина, рецепторы брадикинина, потенциалзависимые натриевые и кальциевые каналы, каналы с замедленным выпрямлением калиевого тока, вещество P, пептид, кодируемый геном кальцитонина (CGRP), а также гипотетические механотрансдукторы. При воспалительном процессе NGF, высвобождаемый в высоких концентрациях тучными клетками, индуцирует аксональный рост соседних ноцицептивных нейронов, что приводит к нарастанию болевой чувствительности в месте воспаления.

Уровень фактора роста нервной ткани (NGF) вырастает в ответ на тканевое повреждение, воспаление или хроническое болевое состояние.

Моноклональными антителами против NGF занимаются и другие фармпроизводители. Так, «Пфайзер» (Pfizer) и «Илай Лилли» (Eli Lilly) проверяют находящийся на стадии клинических исследований фазы III танезумаб (tanezumab) в лечении остеоартритической боли, хронической боли в спине (люмбаго) и онкологической боли (из-за костного метастазирования). А вот «Янссен» (Janssen), принадлежащая «Джонсон энд Джонсон» (Johnson & Johnson), отказалась от лицензированного у «Амджен» (Amgen) и проходившего позднестадийные испытания фулранумаба (fulranumab) в терапии остеоартритической боли: он попал под нож программы смены приоритетов деятельности.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Проблематика сильных болеутоляющих нашла возможное решение

Разработчикам анти-NGF-антител приходится нелегко. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) уже неоднократно выказывало недовольство профилем безопасности лекарственных соединений этого класса и приостанавливало соответствующие клинические испытания. Так, регулятор в свое время опасался риска остеонекроза, усиления быстропрогрессирующего остеоартроза, морфологических изменений в симпатической нервной системе. Сейчас, кажется, волнения поутихли: назначаемая доза скорректирована с учетом вопросов безопасности.

Следует отметить, что риск быстропрогрессирующего остеоартроза всё же сохраняется: в группе фасинумаба с таковым столкнулись 2% пациентов, в группе танезумаба — 1,5%. Именно поэтому препараты будут тщательно и долгосрочно проверяться на предмет своей безопасности.

Как бы то ни было, самым перспективным подходом к лечению остеоартроза видится сприфермин (sprifermin) — экспериментальный рекомбинантный человеческий фактор роста фибробластов 18 (FGF18), являющийся мощным агонистом рецептора 3 фактора роста фибробластов (FGFR3) и разрабатываемый «Мерк КГаА» (Merck KGaA) и датской «Нордик байосайенс» (Nordic Bioscience). Сприфермин способен повернуть вспять течение остеоартроза коленного сустава (гонартроза) за счет дозозависимого увеличения толщины суставного хряща, который по мере прогрессирования заболевания истончается.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Novartis купила Encore Vision

Медикаментозная регенерация хрящевой ткани — доселе невиданное явление — без каких-либо сомнений станет настоящим подарком для сотен миллионов пациентов. В настоящее время ведение гонартроза, на который выпадает 80% всех диагнозов остеоартроза, ограничено симптоматической терапией и хирургией суставов. Не существует никаких лекарственных средств, модифицирующих течение болезни путем влияния на структурные патологические процессы в синовиальной ткани.

В ноябре 2017 года были раскрыты двухлетние результаты назначения сприфермина. В апреле 2018-го было показано, что происходит с гонартрозом по истечении года после лечения. Были также обнародованы особенности хондрогенного механизма действия сприфермина, который вначале разрушает хрящевую ткань, а затем строит ее заново. Заявлено, что сприфермин несет двойную пользу, не только обеспечивая прирост хрящевой ткани в коленном суставе, но и способствует уменьшению ее разрушения.