Давно витают слухи, будто «Тисаро» (Tesaro) желает найти покупателя для своего бизнеса. Компания выглядит привлекательной: в ее руках находится сильный актив в лице перспективного «Заджула» (Zejula, нирапариб), который, будучи ингибитором поли(АДФ-рибоза)-полимеразы (PARP), одобрен в конце марта для терапии рецидивирующего эпителиального рака яичников, рака фаллопиевых труб или первичного рака брюшины у взрослых пациентов, чьи опухоли характеризуются полным либо частичным уменьшением в ответ на предшествовавшую платиносодержащую химиотерапию.

Однако сейчас стало известно, что продажа вряд ли состоится: камнем преткновения выступает ценовой вопрос. «Тисаро» хотела бы выручить определенную сумму — не менее 9–10 млрд долларов, но потенциальные покупатели не соглашаются. В ряду выказывавших интерес находились «Санофи» (Sanofi) и «Гилеад сайенсиз» (Gilead Sciences).

Настроения в отрасли сейчас достаточно странные. С одной стороны, игроки фарминдустрии готовы совершать крупные сделки слияния и поглощения, возврат инвестиций от которых в ближайшей перспективе не ожидается. Так, в январе «Джонсон энд Джонсон» (Johnson & Johnson) выложила невообразимых 30 млрд долларов за «Актелион фармасьютикалс» (Actelion Pharmaceuticals), вплотную занимающуюся легочной артериальной гипертензией, хотя чистая текущая стоимость ее активов в лице уже готовых и еще разрабатываемых препаратов была существенно меньше — 7,3 млрд долларов.

С другой же, игроки фармотрасли опасаются, исходя из примеров недавнего прошлого, масштабно вкладываться, учитывая высокие риски стагнации. В 2015 году «ЭббВи» (AbbVie) согласилась за 21 млрд долларов купить «Фармасикликс» (Pharmacyclics) с ее бестселлером «Имбрувика» (Imbruvica, ибрутиниб), назначаемым в терапии злокачественных B-лимфопролиферативных заболеваний. И даже сейчас, когда продажи этого ингибитора тирозинкиназы Брутона (BTK) продолжают бурно расти, столь крупное приобретение еще должно себя оправдать.

Летом 2016 года «Пфайзер» (Pfizer) отвалила 14 млрд долларов за «Медивейшн» (Medivation), владеющей «Кстанди» (Xtandi, энзалутамид) против рака простаты и экспериментальным PARP-ингибитором талазопарибом (talazoparib). Поглощение, понятное дело, до сих пор себя не окупило.