«Шайр» (Shire) закрыла сделку по приобретению «Баксалта» (Baxalta), которую материнская «Бакстер интернешнл» (Baxter International) запустила 1 июля 2015 года. Цена вопроса — 32 млрд долларов наличными и акциями. Стороны начали договариваться еще в августе 2015 года, но процедура настолько затянулась, что, казалось, оформить соглашение не удастся.

Объединенная компания, предоставляющая рабочие места 22 тыс. сотрудникам, запланировала к 2020 году выйти на 20 млрд долларов дохода, 65-процентный вклад в который будет идти со стороны лекарств для терапии редких заболеваний — главным образом гемофилии.

Изображение: Seeking Alpha.

Изначально «Шайр» намеревалась заплатить исключительно акционным пакетом, чтобы не нарушать американское законодательство, запрещающее таким отпочковавшимся компаниям, как «Баксалта», наделять своих инвесторов наличными средствами, необлагаемыми налогами. Однако «Бакстер» была против продажи актива только за ценные бумаги.

Изображение: Seeking Alpha.

«Шайр» получила доступ к обширному продуктовому портфелю «Баксалта», включая бестселлер «Адвейт» (Advate, октоког альфа) для ведения гемофилии A, годовая стоимость которого находится в диапазоне 200–500 тыс. долларов, и «Синрайз» (Cinryze, ингибитор C1-эстеразы) против наследственного ангионевротического отека, цена которого доходит до 630 тыс. долларов в год.

Изображение: EvaluatePharma.

Приобретенная экспертиза поможет, как полагает «Шайр», запустить в течение ближайших пяти лет три десятка новых медикаментов, нацеленных на гематологические, иммунологические и онкологические заболевания.

Покупка «Баксалта» также устранит зависимость «Шайр» от психостимулятора «Виванс» (Vyvanse, лиздексамфетамин), который вносит 27-процентную долю в доходы и патентная защита на который исчезает в 2023 году.