Коротко

  • «АстраЗенека» (AstraZeneca) и «Мерк и Ко» (Merck & Co.), как и обещали, раскрыли полные данные о применении «Линпарзы» (Lynparza, олапариб), ингибитора поли(АДФ-рибоза)-полимераз (PARP), в рамках первоочередной поддерживающей монотерапии пациентов с метастатической аденокарциномой поджелудочной железы, характеризующейся наличием генеративной BRCA-мутации и не прогрессирующей после прохождения платиносодержащей химиотерапии.
  • BRCA-мутантный рак поджелудочной железы встречается весьма редко (4–7% случаев среди всех диагнозов этой онкопатологии), но мутации связанных с BRCA генов, таких как PALB2, ATM или CHEK2, отмечаются чаще (приблизительно в 17% случаев). Указанные мутации приводят к нарушению гомологичной рекомбинации, вот почему ингибирование PARP в рамках концепции синтетической летальности способно выступить новым способом поддерживающей терапии.
  • Опять же, абсолютно любые успехи в лечении рака поджелудочной железы, которое вот уже как два десятка лет стагнирует, должны восприниматься с оптимизмом, учитывая решительно плохие прогнозы при этом онкозаболевании: в 80% случаев оно впервые обнаруживается на уже метастазирующей стадии, ограничивающей выживаемость до считанных месяцев — пятилетняя выживаемость не превышает 3%.

Подробности

Клинические испытания POLO (NCT02184195) фазы III (рандомизированные, двойные слепые, плацебо-контролируемые, многоцентровые, международные) вовлекли пациентов (n=154) с метастатическим раком поджелудочной железы, характеризующимся генеративной (наследственной) мутацией гена BRCA1 или BRCA2 (gBRCAm), заболевание которых не прогрессирует после платиносодержащей химиотерапии первой линии. Необходимо было выяснить, способен ли олапариб, сравниваемый с плацебо, оказать поддерживающий терапевтический эффект.

Олапариб обеспечил статистически значимое и клинически существенное улучшение выживаемости без прогрессирования (PFS): медиана этого показателя составила 7,4 месяца против 3,8 месяца в контрольной группе. «Линпарзе» удалось на 47% снизить риск прогрессирования заболевания или смертельного исхода (отношение рисков [HR] 0,53 [95% ДИ: 0,35–0,82]; p=0,004). В группе олапариба вдвое большее число пациентов оставались в беспрогрессивном статусе на протяжении одного года (33,7% против 14,5%) и двух лет (22,1% против 9,6%).

Частота общего ответа (ORR) среди получавших олапариб вышла к 23,1% против 11,5%, причем два пациента в группе «Линпарзы» показали полный ответ (CR). Медиана длительности ответа (DoR) получилась равной 24,9 месяца против 3,7 месяца.

«Линпарза» сработал на специфическом раке поджелудочной железы
Изображение: Vantage/EvaluatePharma.

Данные по общей выживаемости (OS) еще не созрели, и пока неясно, собираются ли «АстраЗенека» и «Мерк и Ко» отправлять заявку на расширение спектра показаний «Линпарзы» лишь на основании PFS. Во всяком случае, 46-процентная готовность анализа данных свидетельствует об отсутствии расхождений по OS между олапарибом и плацебо: медианных 18,9 месяца против 18,1 месяца (HR 0,91 [95% ДИ: 0,56–1,46]; p=0,68). Другими словами, у «Линпарзы» вряд ли получится существенно продлить жизнь пациентов. Хотя, не исключено, указанная слабость объясняется и тем, что 15% участников в группе плацебо перешли в группу олапариба, после того как их заболевание начало прогрессировать.

«Мосмедпрепараты»

«Линпарза» сработал на специфическом раке поджелудочной железыРанее «Кловис онколоджи» (Clovis Oncology) поделилась промежуточными результатами клинических испытаний NCT03140670 фазы II (нерандомизированных, открытых), в которых PARP-ингибитор «Рубрака» (Rubraca, рукапариб) проходит аналогичную проверку в поддерживающей терапии распространенного рака поджелудочной железы, правда, с чуть отличающимся биомаркерным профилем: генеративными или соматическими мутациями BRCA1, BRCA2 или PALB2. Медиана PFS вышла к 9,1 месяца против 7,4 месяца в случае «Линпарзы», а шестимесячный показатель PFS составил 70% против 53%. Впрочем, пул пациентов в исследованиях «Рубраки» существенно меньше, и потому превосходящие данные нельзя назвать безоговорочно достоверными.

Как бы то ни было, если «Линпарза», уже одобренный в лечении рака яичников и рака молочной железы и в прошлом 2018 году наторговавший на 647 млн долларов, подключит пациентов с раком поджелудочной железы, его продажи, согласно прогнозам EvaluatePharma, могут добраться до 2,8 млрд долларов к 2024 году. Даром что ли «Мерк и Ко», осознающая приятные перспективы олапариба, заключила масштабное онкологическое соглашение с «АстраЗенека», которая до этого единолично занималась препаратом.

И еще: в отрасли пока никто серьезно не прорабатывает PARP-ингибиторы против рака поджелудочной железы — и вряд ли продемонстрированные скромные успехи привлекут новых игроков: риск провала дорогостоящих клинических испытаний слишком велик, чтобы вкладываться в них.

«Линпарза» сработал на специфическом раке поджелудочной железы
Клинические испытания PARP-ингибиторов в лечении рака поджелудочной железы. Изображение: Vantage/EvaluatePharma.

Роман Дмитриев

Научный эксперт R&A-офиса Mosmedpreparaty.ru.

Дополнительная информация о Романе и его контактные данные доступны в разделе «Научно-исследовательский офис».

Есть что сказать? Высказывайтесь смело!

Расскажите нам, что вы думаете о написанном. Не исключено, у вас есть комментарии, дополнения или даже замечания. Mosmedpreparaty.ru приветствует читательские отклики и критику.

Обращаем особое внимание, что Mosmedpreparaty.ru вступает в переписку по любым вопросам за исключением обозначенных в п. 5 «Пользовательского соглашения», на которые никогда и ни при каких обстоятельствах не реагирует и не отвечает.

Ваш адрес email не будет опубликован.