Эксперты финансового конгломерата Barclays проявили необычный подход, написав открытое письмо в адрес «Гилеад сайенсиз» (Gilead Sciences), пытаясь помочь ей восстановиться и вернуть назад потерянные стоимость и доверие после 18-месячного периода падения курса акций.

По словам специалистов, которые наблюдали за компанией на протяжении почти двенадцати лет, ее бизнес отметился внушительными колебаниями, фиксируя циклы многократного сужения и одно серьезное расширение, связанное с приобретением противогепатитных наработок в ходе покупки «Фармассет» (Pharmasset). Как и всякое предприятие, «Гилеад» характеризуется подъемами и спадами, но сейчас уклон идет в сторону последних. Целью письма, как утверждается, является не указание на неверно выбранную стратегию управления, а попытка помощи выстроить путь к перезапуску.

В 2016 году стоимость ценных бумаг «Гилеад» существенно снизилась с более чем 100 долларов до менее чем 72 долларов к концу декабря. В начале февраля 2017-го этот показатель уже находился ниже отметки в 65 долларов, опустившись после отчета о финансовых показателях работы.

В 2016 году антивирусные препараты заработали для «Гилеад» 27,7 млрд долларов против 30,2 млрд долларов в 2015-м. Особенно заметно падение реализации лекарств против вирусного гепатита C — «Совальди» (Sovaldi, софосбувир), «Харвони» (Harvoni, ледипасвир + софосбувир) и «Эпклюса» (Epclusa, софосбувир + велпатасвир), которые принесли 14,8 млрд долларов; в 2015-м доход от их торговли составил 19,1 млрд долларов.

Динамика доходов «Гилеад» стремится к снижению. Если в 2015 и 2016 гг. совокупный заработок от торговли медикаментами вышел к 32,15 и 29,95 млрд долларов, то 2017-й, как прогнозируется самой компанией, закроется в пределах 22,5–24,5 млрд долларов, тем самым вернувшись на уровень 2014 года. При этом спрос на противогепатитные лекарства упадет до 7,5–9 млрд долларов.

Да, часть потерь удалось скомпенсировать за счет роста реализации препаратов против ВИЧ/СПИДа, объем спроса на которые в 2016 году вырос с 11,1 до 12,9 млрд долларов. Между тем эксперты уверены, что одной, пусть даже сильной, ВИЧ-франшизе не под силам вернуть бизнесу «Гилеад» крепкое здоровье.


Пять рекомендованных шагов к успеху «Гилеад»:

  • качественно новые сделки слияния и поглощения за пределами профильных активов;
  • сокращение расходов в бизнесе гепатита C, если конъюнктура рынка продолжит падать;
  • наделение франшизы ВИЧ большей ясностью в том, что касается ее дальнейшего будущего;
  • более активный подход к лицензированию и развитию бизнеса;
  • смещение фокуса в направлении от рентабельности вложенного капитала к реинвестированию в сделки слияния и поглощения и прочие потенциальные пути роста.

В Barclays уверены, что почти любая сделка, связанная со слияниями и поглощениями, способна привести к серьезному улучшению дел компании. Однако будущие соглашения должны следовать критерию «типичности».

Так, в январе 2003 года за 464 млн долларов была куплена «Трайэнгл фармасьютикалс» (Triangle Pharmaceuticals) с ее эмтрицитабином, а в январе 2012-го за 11,2 млрд долларов — «Фармассет», владеющая софосбувиром. Сделки стали одними из лучших с позиций окупаемости инвестиций. Другие приобретения «Гилеад», включая «Майоджен» (Myogen) за 2,5 млрд долларов в ноябре 2006 года и «СиВи терапьютикс» (CV Therapeutics) за 1,4 млрд долларов в апреле 2009 года, выглядят более «типичными».

Невероятный успех софосбувира, а затем достаточно неожиданное падение в пропасть — всё это свидетельствует о неразумности чрезмерных отклонений от «типичного» курса. Вот почему «Гилеад» рекомендовано присматриваться, скорее, к финансовым аспектам приобретений, а не стратегическим либо же таким сделкам, в которых явно усматриваются коммерчески выгодные активы, причем не обязательно находящиеся в заключительной фазе III клинических испытаний.

Аналитики настаивают, чтобы «Гилеад» вышла за рамки своих основных интересов, проявленных в вирусологии, онкологии и воспалительных заболеваниях. Перспективной выглядит орфанная бизнес-модель, хорошо укладывающаяся в структуру издержек компании и добавляющая диверсифицированности за счет ухода от ключевого антивирусного направления.

К примеру, речь может идти о таких редких патологиях, как пароксизмальная ночная гемоглобинурия и атипичный гемолитико-уремический синдром, которыми занимается «Алексион фармасьютикалс» (Alexion Pharmaceuticals) со своим «Солирис» (Soliris, экулизумаб), либо же муковисцидоз как главная цель «Вертекс фармасьютикалс» (Vertex Pharmaceuticals), стоящей за «Оркамби» (Orkambi, лумакафтор + ивакафтор) и «Калидеко» (Kalydeco, ивакафтор). Эти компании хорошо живут, пусть даже ассортимент их препаратов скуден, зато вышеуказанные лекарства стоят дорого.

Предпочтительными также видятся сделки, связанные с усилением конвейера препаратов-кандидатов, хотя они и несут определенный клинический риск. Но подобный компромисс того стоит, если есть множественные варианты разработки экспериментальных лекарств в том или ином направлении, а портфель уже готовых медикаментов склонен к масштабированию.

Между тем специалисты выступают против слияния с компанией, равной по объему, так как это повлечет обязательное сокращение численности персонала и другие непопулярные меры, невыгодные в нынешнем политическом свете. Да и сложность бизнеса может многократно вырасти. Приобретение какого-либо крупного игрока в секторе иммуноонкологии или множественной миеломы аналогично воспринимается не особо правильным решением.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Экспериментальная денге-вакцина эффективнее «Денгваксиа»