Благодаря усилиям хакерской группы C.C.P. Unmasked («Коммунистическая партия Китая без маски») в распоряжение американской газеты «Нью Йорк таймс» и некоммерческой организации ProPublica, занимающейся журналистскими расследованиями, попали тысячи секретных документов и директив правительства Китая, относящихся к цензуре и пропаганде в национальном сегменте Интернета в контексте нового коронавируса SARS-CoV-2. В просочившихся конфиденциальных распоряжениях, приказах и инструкциях обрисована система, призванная направлять содержание и тон новостного освещения, курировать платных интернет-троллей, заливающих социальные сети угодными партии комментариями, разворачивать силы кибербезопасности для обуздания выказывающих недовольство.

  • Документы, полученные хакерами C.C.P. Unmasked, включают свыше 3,2 тыс. директив, 1,8 тыс. памяток и других файлов из расположенных в городе Ханчжоу локальных представительств главного регулятора китайского интернета. Хакеры также добыли внутреннюю документацию и компьютерный код одной китайской компании, разрабатывающей программное обеспечение, используемое местными органами власти для отслеживания интернет-дискуссий и управления армией онлайн-комментаторов.
  • Примеры того, как работает система цензуры и пропаганды в отдельном взятом городе субпровинциального уровня, с однозначной уверенностью можно распространить на весь Китай.

И хотя правительство Китая не скрывает своей причастности к жесткому контролю над национальным сегментом Интернета, всплывшие документы свидетельствуют, насколько обширны прилагаемые закулисные усилия. Гигантский штат бюрократов, армия специально обученных сотрудников, созданные частными подрядчиками особые технологии, круглосуточный мониторинг онлайновых новостных агентств и социальных медийных платформ — всё это щедро оплачивается.

Тиски цензуры сомкнулись еще в начале января 2020 года — до того, как новый коронавирус был окончательно идентифицирован. Через несколько недель, когда инфекция стала быстро распространяться, власти сделали всё, чтобы устранить любые проявления негатива в сторону Китая.

Алая чума: как Китай не заразил коронавирусом весь мир
Временная больница в конференц-центре провинции Хубэй, организованная в феврале 2020 года, когда число случаев коронавируса быстро росло. Изображение: China Topix/AP.

Китай неоднократно обвинялся (в том числе и в эпоху предыдущего коронавируса SARS-CoV-1) в сокрытии информации о вспышке SARS-CoV-2. Не исключено, если бы информационный поток, никак не ограниченный цензурой, свободно лился, мир смог бы своевременно подготовиться и предотвратить ужасающие последствия, которые принесла пандемия коронавирусной инфекции COVID-19, плотным колпаком накрывшая всю планету. Но об этом мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Тем не менее пакет конфиденциальных документов явно указывает на то, что китайские чиновники пытались направлять интернет-пользователей в целях не только предотвращения возникновения паники среди населения, но и для формирования общественного отношения к коронавирусу как проблеме несерьезного характера.

Согласно оценкам расследователей, сотни тысяч (!) людей в Китае трудятся неполный рабочий день над тем, чтобы размещать комментарии и делиться контентом во имя укрепления государственной идеологии. Многие из них являются служащими начального звена государственных департаментов и партийных организаций. Университеты привлекают к этой деятельности студентов и преподавателей. Местные органы власти регулярно проводят соответствующие обучающие курсы и тренинги.

По словам Сяо Цяня (Xiao Qiang), ученого-исследователя из Школы информации при Калифорнийском университете в Беркли и основателя веб-сайта China Digital Times, отслеживающего контроль над Интернетом в Китае, система цензуры, выстроенная Пекином и подпитываемая неограниченным государственным ресурсом, не просто работает для удаления чего-либо в Сети — она способна формировать абсолютно любую доктрину, причем в огромных масштабах. Ни в одной другой стране ничего подобного нет.

 

История пишется победителями

В 2014 году Си Цзиньпин (Xi Jinping), лидер нации китайцев, создал Администрацию киберпространства Китая (C.A.C.) для централизованного управления цензурой и пропагандой в Интернете и другими аспектами цифровой политики. Управление отчитывается непосредственно Центральному Комитету (ЦК) Коммунистической партии Китая, что говорит о его абсолютной значимости.

Алая чума: как Китай не заразил коронавирусом весь мир
Изображение: Liu Bin/Xinhua/AP.

В первую неделю 2020 года C.A.C. приступила к контролю над распространением информации о коронавирусе. Согласно разосланным директивам, новостные сайты были обязаны использовать исключительно государственные материалы и не проводить параллелей со смертоносной вспышкой тяжелого острого респираторного синдрома (SARS) в Китае и других странах, начавшейся в 2002 году, хотя Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) отмечала сходство новой коронавирусной инфекции с предшествовавшей.

В начале февраля на встрече высокого уровня под предводительством Си, прозвучал призыв к более строгому надзору над электронными средствами массовой информации — офисы C.A.C. по всей стране заработали в полную силу. Так, в директиве, адресованной C.A.C. в провинции Чжэцзян со столицей в Ханчжоу, говорилось о не только контроле над сообщениями внутри Китая, но и о стремлении «активно влиять на международное мнение».

Сотрудникам C.A.C. было наказано распространять «нужные» статьи о коронавирусе в агрегаторах локальных новостей и социальных сетях. Более того, указывалось, какие ссылки должны попадать на главные страницы новостных сайтов, сколько часов там висеть и какие заголовки следует выделять жирным шрифтом.

В заголовках новостных сообщений не используйте слова «неизлечимый», «смертельный» и тому подобные, которые могут вызвать панику в обществе.

В онлайновых репортажах должны были равно как обыгрываться героические усилия медицинских работников, отправленных в Ухань — китайский город, первым столкнувшийся со вспышкой коронавируса, так и расписываться неоценимый вклад членов Коммунистической парии в борьбу с заразой.

Заголовки новостных сообщения должны были избегать использования слов «неизлечимый» или «смертельный», дабы «не вызвать общественную панику». Если повествовании имело отношение к введенным ограничениям на передвижения и поездки, нельзя было использовать слово «локдаун». Особо подчеркивался запрет на «негативные» новости о коронавирусе.

В сообщениях, касающихся ограничений на поездки, слежением за передвижением и других мер профилактики и контроля, не используйте такие формулировки, как «локдаун», «перекрытие дорог», «опечатанные двери», «бумажные пломбы».

Когда сотрудник тюрьмы в Чжэцзяне солгал о своих поездках, что привело к заражению заключенных, C.A.C. отдало команду своим местным отделениям пристально отслеживать этот случай, так как он «легко может привлечь внимание из-за рубежа».

Не используйте всплывающие уведомления, если речь идет о любых негативных новостных сообщениях в контексте профилактики и контроля эпидемии нового коронавируса.

 

СМИ против коронакризиса

Информационным агентствам было приказано не педалировать репортажи о пожертвованиях и закупках медикаментов зарубежом. Озабоченность C.A.C. состояла в том, что подобные сообщения могли вызвать негативную реакцию за пределами Китая, тем самым нарушив его закупочную деятельность: страна приобретала огромное количество средств индивидуальной защиты у государств, которым еще только предстояло столкнуться с разрушительным ковидом.

Не создавайте ложного впечатления, будто бы наша борьбы с эпидемией опирается на иностранные пожертвования.

Согласно документам C.A.C., были отмечены некоторые видеоматериалы, подлежащие удалению в Интернете, включая показывающих мертвых в общественных местах; кричащих людей в больницах; рабочих, вытаскивающих труп из квартиры; ребенка, плачущего над умершей матерью.

Местные филиалы C.A.C. должны были придумывать идеи для «домашних развлечений», чтобы «сгладить обеспокоенность интернет-пользователей». К примеру, зашла веселая песенка со словами: «Я никогда не думал, не гадал, что для поддержки нашей страны надо лишь спать целый день».

Иногда руководители C.A.C. всё же действовали разумно, следуя передовому опыту в области общественного здравоохранения. Были выпущены и повсеместно распространены учебные видеофильмы о правильном ношении масок и мытье рук. Были введены жесткие запреты на рекламу шарлатанских лекарств от коронавируса. Однако в подавляющем большинстве случаев директивы цензоров сводились к единственно верной партийной мысли: вирус — это ерунда, он не представляет никакой значимой угрозы.

 

Смерть доктора Ли

Ранним утром 7 февраля 2020 года интернет-цензоры Китая столкнулись с доселе незнакомым ощущением потери контроля. В Сети быстро распространилась новость о том, что от коронавируса умер врач Ли Вэньлянь (Li Wenliang), в свое время первым сообщивший о странной вспышке новой вирусной инфекции, после чего попавший под пристальный полицейский надзор за «недопустимость распространения слухов». Горе и ярость переполнили социальные сети, а китайское правительство в очередной раз показало, что готово заплатить любую цену во имя сокрытия неудобной информации.

Не провоцируйте сенсацию, в безопасной манере контролируйте пыл участников онлайновых дискуссий, не создавайте хештеги, постепенно устраняйте тему из трендовых, тщательно отслеживайте вредную информацию.

Машина китайской цензуры заработала с удвоенной силой: в целях подавления нежелательного информационного потока работникам пропаганды и новостных агентств были разосланы соответствующие директивы. Было приказано устранять любые упоминания имени этого доктора по теме вирусной инфекции. Попутно был активирован сонм фальшивых комментаторов, которые заполонили социальные сети отвлекающей болтовней.

По ходу направления общественного мнения комментаторам следует скрывать свою идентичность, избегать явного патриотизма и неуклюжих похвал, быть элегантными и молчаливыми по мере получения результатов.

Когда гейзер эмоций интернет-пользователей просочился на Weibo, мегапопулярную Twitter-подобную платформу, аккаунт доктора Ли попросту утонул в скорбных комментариях. C.A.C. ничего не оставалось, как дать людям волю высказаться, хотя и до определенной степени.

Если кто-то придает всей этой истории характер сенсации, чтобы сгенерировать онлайновый трафик, к его аккаунту следует отнестись взыскательно.

На следующий день после кончины доктора Ли набор директив C.A.C. пополнился примером материала, который «эксплуатировал происшествие, чтобы возбудить общество». Речь шла о видеоинтервью с матерью Ли, со слезами на глазах вспоминавшей о сыне.

«Мосмедпрепараты»

Особое внимание обращайте на посты с фотографиями свеч, людьми в масках, полностью черными изображениями и прочими попытками эскалации инцидента или создания хайпа вокруг него.

В последующем цензура только усилилась: онлайновые мемориалы в память доктора Ли начали исчезать, полиция задержала несколько человек, сформировавших группы для архивирования удаленных сообщений.

Работники цензуры и пропаганды в Ханчжоу в круглосуточном режиме строчили отчеты, описывающие их усилия, направленные на то, чтобы люди не видели ничего, что противоречило бы успокаивающему посланию Коммунистической партии, которая «уверенно держит вирус под контролем».

Мы должны со всей ясностью осознать, что эффект бабочки, эффект разбитых окон и эффект снежного кома, вызванные этим событием, поставили беспрецедентный вызов нашей работе по управлению и контролю над общественным мнением. Каждое бюро Администрации киберпространства должно уделить максимально пристальное внимание творящемуся в Интернете, решительно контролируя всё, что серьезно подрывает доверие к партии и правительству и атакует политическую систему.

Так, одни сообщили, что размещенные в Интернете комментарии прочитали свыше 40 тыс. раз, и это «эффективно устранило панику среди жителей, укрепило доверие к усилиям по профилактике и контролю, сформировало хорошую атмосферу общественного мнения для победы в борьбе с эпидемией».

Другие хвастались «суровыми репрессиями» в ответ на слухи: «опубликовано 15 новых и перепощено 62 старых постов, развенчивающих слухи, 16 человек оказались под следствием органов общественной безопасности, с 14 людьми были проведены беседы и наставления, двое были помещены под административный арест».

Третьи уведомили, что мобилизовали силы более чем полутора тысяч «киберсолдат», которые отслеживают закрытые группы в WeChat, мегапопулярном социальном приложении, и других полуприватных чатах.

 

Создатели троллей

Правительственные ведомства Китая располагают всевозможным специализированным программным обеспечением, помогающим в задаче формирования того, что общественность видит в Интернете.

Urun Big Data Services, один из производителей такого программного оснащения, с 2016 года выиграла не менее двух десятков контрактов местного и государственного уровней. Согласно анализу программного кода и внутренним документам Urun, ее разработки позволяют отслеживать онлайновые тренды, координировать цензуру, управлять поддельными аккаунтами в социальных сетях для размещения комментариев.

Так, одна программная система авторства Urun предоставляет государственным служащим удобный и понятный интерфейс для быстрого добавления лайков к постам. Кураторы интернет-троллей могут через эту программу давать им конкретные задания. Она также мониторит, сколько таких заданий выполнено и какую сумму необходимо заплатить.

К примеру, интернет-троллям в Гуанчжоу платили по 25 долларов за оригинальный пост длинной более 400 символов (работник должен был подготовить не менее 3 таких постов). Пометка негативного комментария для последующего удаления цензурой обходилась правительству в 40 центов (не менее 20 пометок). По 2,5 доллара оплачивался каждый комментарий в масштабных дискуссиях, совокупным объемом как минимум 900 слов каждая (не менее 20 комментариев в разных дискуссиях). Цена репостов составляла 8 центов за штуку (не менее 100–200 репостов).

Алая чума: как Китай не заразил коронавирусом весь мир
За что и сколько платили интернет-троллям в Китае. Изображение: Paul Mozur/@paulmozur.

Urun также сделала приложение для смартфона, через которое рядовые работники цензуры и пропаганды Китая получают задания от кураторов, размещают необходимые комментарии из-под своих личных аккаунтов в социальных сетях, а затем выгружают скриншот, подтверждающий, что задание выполнено.

Urun разработала программное обеспечение, напоминающее видеоигру и помогающее в обучении интернет-троллей. Группа пропагандистов делится на две команды, красную и синюю, затем они «сражаются» друг с другом, чтобы по итогам было видно, какая из команд создала более популярные сообщения в Интернете.

Алая чума: как Китай не заразил коронавирусом весь мир
Скриншот видеоигры, стимулирующей дух командного соперничества интернет-троллей в Китае. Изображение: Paul Mozur/@paulmozur.

Еще одна программа Urun предназначена для слежки за китайскими социальными сетями на предмет выявления «вредной информации». Ее инструментарий облегчает поиск постов, связанных с деликатными темами, таким как «инциденты с участием руководства» или «вопросы национальной политики». Найденные посты помечаются для дальнейшего цензурирования.

 

Великое море безмятежности

К концу февраля эмоциональный всплеск вокруг скандальной смерти доктора Ли угас. Но сотрудники C.A.C. продолжали сканировать Интернет.

Алая чума: как Китай не заразил коронавирусом весь мир
Мемориал доктору Ли Вэньляню (Li Wenliang) в Пекине, вырезанный на снегу на берегу реки в феврале 2020 года. Изображение: China Topix/AP.

Так, было установлено, что интернет-пользователи обеспокоены, как их районы обращаются с мусором, который потенциально может быть заражен коронавирусом. В другом отчете говорилось о волнениях на предмет принимаемых мер безопасности в школах.

12 марта управление C.A.C. в Ханчжоу разослало всем своим подразделениям памятку относительно новых национальных правил, касающихся интернет-платформ. Местные отделения должны были сформировать специальные группы для проведения ежедневных инспекций веб-сайтов локального значения. При выявлении нарушений их следовало «оперативно проверить и устранить».

Для каждой интернет-платформы головное управление C.A.C. в Ханчжоу завело ежеквартальную учетную карточку. Любой веб-сайт начинал квартал со 100 баллами «на счету». Баллы вычитались за отсутствие нужных постов или комментариев интернет-троллей и прибавлялись при достижении выдающихся результатов.

Так, в первом квартале 2020 года два веб-сайта лишились десяти баллов за «публикацию незаконной информации об эпидемии». Правительственный портал, напротив, получал два балла «за активное участие в формирование общественного мнения» во время вспышки коронавируса.

Со временем отчеты C.A.C. вернулись к традиционным темам интернет-мониторинга, не связанным с коронавирусом: шумным строительным проектам, не дающим спать по ночам, проливным дождям, вызывающим наводнения на железнодорожном вокзале.

В конце мая офисы C.A.C. получили обескураживающие новости: конфиденциальные рапорты по анализу общественного мнения каким-то образом были опубликованы в Интернете. Руководство C.A.C. приказало своим подразделениям избавиться от внутренних отчетов, в том числе связанным с анализом общественных настроений в связи с коронавирусной эпидемией.

В ответ на это они, прибегнув к привычному языку сухих бюрократизмов, поклялись, что «не допустят утечки в Интернет данных, которые могли бы привести к серьезным отрицательным последствиям для общества».

Алексей Губарев

Бизнес-эксперт R&A-офиса Mosmedpreparaty.ru.

Дополнительная информация об Алексее и его контактные данные доступны в разделе «Научно-исследовательский офис».

Есть что сказать? Высказывайтесь смело!

Расскажите нам, что вы думаете о написанном. Не исключено, у вас есть комментарии, дополнения или даже замечания. Mosmedpreparaty.ru приветствует читательские отклики и критику.

Обращаем особое внимание, что Mosmedpreparaty.ru вступает в переписку по любым вопросам за исключением обозначенных в п. 5 «Пользовательского соглашения», на которые никогда и ни при каких обстоятельствах не реагирует и не отвечает.

Ваш адрес email не будет опубликован.