«Мосмедпрепараты»
Лекарства с интеллектом.®
Мы всё делаем через мозг.

Коронавирус. Лекарства. Курс лечения ремдесивиром может стоить 60 тысяч рублей

Названы первые цены на долгожданное лекарство против COVID-19.

#1. 21 мая 2020 года «Бексимко фармасьютикалс» (Beximco Pharmaceuticals) предложила первый в мире дженерик ремдесивира, названный как «Бемсивир» (Bemsivir). Что примечательно, бангладешский фармпроизводитель, считай, подарил своей стране ремдесивир: «Бемсивир» будет распространяться по государственным больницам бесплатно. Впрочем, частным медицинским учреждениям, занимающимся лечением пациентов с COVID-19, предложено приобретать его по цене 4,8 тыс. таков, или 57 долларов, за флакон. Отпускная цена на «Бемсивир», включающая налоги, не превысит 5,5 тыс. таков, или 65 долларов, за флакон. Тем не менее «Бемсивиру» не разрешено выходить в розницу через аптечную сеть.

#2. 28 мая 2020 года пакистанская «Серл компани» (Searle Company) договорилась с «Бексимко» о незамедлительных поставках «Бемсивира» (Bemsivir, ремдесивир), дабы в максимально сжатые сроки приступить к лечению пациентов с COVID-19 в Пакистане. Заявлено, что закупаться «Бемсивир» будет по доступной цене. «Серл» намеревается выделить государству бесплатную партию препарата.


Пока продолжаются дебаты, сколько должен по справедливости стоить ремдесивир (remdesivir), «Бексимко фармасьютикалс» (Beximco Pharmaceuticals), один из крупнейших фармпроизводителей Бангладеш, готовится в этом месяце приступить к его выпуску. И делать это будет в нарушении патентных прав «Гилеад сайенсиз» (Gilead Sciences), стоящей за разработкой ремдесивира, сейчас позиционируемого наиболее эффективным лекарственным средством для терапии инфекции COVID-19, вызванной новым коронавирусом SARS-CoV-2.

Ремдесивир защищен глобальным патентным законодательством. «Гилеад» владеет исключительными правами на всё, что связано с производством и распространением этого противовирусного препарата. Но, согласно правилам международной торговли, те страны, которые по критериям ООН являются наименее развитыми, в том числе Бангладеш, могут игнорировать патенты и выпускать лекарства, делая их доступными для своих необремененных высокими заработками жителей.

«Бексимко» собирается обеспечить потребность в ремдесивире в первую очередь родного Бангладеш. Однако фармкомпания из Дакки дожидается дозволения правительства на экспорт препарата в другие страны, причем не только слаборазвитые, но и некоторые европейские государства. Последние ведут переговоры с «Бексимко» об импорте ремдесивира.

Оформленные договоренности с неназываемым китайским поставщиком активной фармацевтической субстанции (API) ремдесивира позволят произвести до 100 тыс. его флаконов, или доз.

К середине мая правительство должно выдать ремдесивиру регуляторное разрешение, после чего начнется распределение лекарства по стране. Не исключено, часть затрат возьмет на себя государство. К производству ремдесивира планируют подключиться семь других местных фармпроизводителей этой южноазиатской страны, включая «Сквеа фармасьютикалс» (Square Pharmaceuticals) и «Бикен фармасьютикал» (Beacon Pharmaceutical).

«Бемсивир» (Bemsivir, ремдесивир).Что касается отпускной цены ремдесивира, «Бексимко» заявила ее на уровне 5–6 тыс. таков, или 59–71 долларов, за флакон. Поскольку терапевтический курс, продолжающийся 5 или 10 дней (в зависимости от степени тяжести COVID-19 и особенностей пациента), требует 6 и 11 флаконов ремдесивира соответственно, конечная стоимость лечения укладывается в диапазон 354–426 и 649– 781 долларов.

Таким образом, при самом неудачном стечении обстоятельств, когда COVID-19 протекает в тяжелой форме, а «Бексимко» запросит максимальную цену, 10-дневный курс терапии ремдесивиром обойдется приблизительно в 60 тыс. российских рублей (по курсу 75 рублей за доллар). Если лечение потребует только пяти дней, а «Бексимко» всё же выставит минимальную цену на ремдесивир, придется заплатить где-то 27 тыс. российских рублей.

Согласно экспертным подсчетам, себестоимость производства 10-дневного курса лечения ремдесивиром составляет приблизительно 10 долларов. Это если исходить из задачи минимальной прибыли и максимально гуманистических соображений.

«Ципла» (Cipla) из близлежащей Индии аналогично готовится к производству ремдесивира, а также еще двух препаратов, предположительно уместных в терапии COVID-19, — фавипиравира (favipiravir) и балоксавира марбоксила (baloxavir marboxil), запатентованных и применяемых в терапии гриппа.

В свою очередь «Гилеад» вроде как не против выдачи добровольной лицензии индийским фармпроизводителям на выпуск генерических копий ремдесивира. В список таковых включены «Ципла» и «Д-р Редди’c лабораторис» (Dr. Reddy’s Laboratories).

Следует, впрочем, напомнить невероятно печальную историю с софосбувиром. Когда в конце 2013 года в Соединенных Штатах появился «Совальди» (Sovaldi, софосбувир) — первое лекарство, которое раз и навсегда излечивало хронический вирусный гепатит C, — все пациенты и их близкие зашлись в радостном крике. Лечение получилось неподъемно дорогим: 84 тыс. долларов за 12-недельный курс, или 1 тыс. долларов за одну таблетку. 1 грамм софосбувира вышел, считай, в 63 раз дороже 1 грамма золота. Но жители обеспеченных стран не отчаивались: их системы медицинского страхования покрывали все расходы.

В сентябре 2014 года «Гилеад» выдала ряду индийских производителей добровольную лицензию на производство и реализацию решительно дешевых генерических копий софосбувира на территории девяти десятков государств с развивающейся экономикой. Впоследствии подобную лицензию получили и другие страны, включая ранее входившие в состав СССР, такие как Белоруссия, Украина, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан, Туркмения.

Для Москвы «Гилеад» вот уже седьмой год кряду не делает никаких поблажек, полагая, что той вполне по силам заплатить полную стоимость лечения, сейчас составляющую 246 тыс. рублей. И это только за один лишь софосбувир, а ведь нужны и другие противовирусные препараты прямого действия (ПППД), поскольку лечение должно быть комплексным — одного софосбувира вряд ли достаточно. Ситуация, жестко говоря, кризисная: больных хроническим вирусным гепатитом C в России насчитывается не менее чем 5,8 млн человек. При этом Россия не вправе легально импортировать дешевые копии софосбувира и прочих ПППД.

Для сравнения: в той же Белоруссии, чтобы избавиться от «ласкового убийцы», достаточно выложить 34 тыс. российских рублей за 12-недельную комбинацию из софосбувира с ледипасвиром, предложенную «Гилеад» в октябре 2014 года под брендовым наименованием «Гарвони» (Harvoni). Аналогичное лекарственное сочетание на Украине обойдется в 37 тыс. российских рублей. В Узбекистане этот целительный коктейль можно приобрести за 17 тыс. российских рублей.

Пример с софосбувиром показателен и достойно отражает давно сложившуюся ситуацию, когда здравый смысл попросту меркнет, отказывая себе в торжестве над совокупностью недостойных факторов, как то: отсутствие национальной стратегии борьбы со смертоносным заболеванием, нежелание выделять крупное финансирование для полного избавления населения от вирусной инфекции, нехватка политической воли на принудительное лицензирование и, наконец, непомерно высокая стоимость лечения. Последнее — безусловно, наиболее важное. И за этим стоит «Гилеад».

Как бы грустная картинка с софосбувиром в России ни сложилась в ужасающую мозаику с ремдесивиром…

В настоящее время нигде в мире не существует ни одного лекарственного, профилактического или вакцинного средства, которое достоверно располагало бы должной эффективностью в противостоянии новому коронавирусу SARS-CoV-2 и вызываемой им инфекции COVID-19.

  • Абсолютно любые утверждения обратного не являются истинными с позиций доказательной медицины — «золотого стандарта» международной медицинской и фармакологической науки.
  • Доказательная медицина, будучи интеграцией передовых научных исследований, подкрепленных клинической экспертизой и пациентоориентированными принципами, представляет собой междисциплинарный подход, который обращается к современным методам науки, техники, биостатистики и эпидемиологии в целях обеспечения медицинской помощи, оптимальной сообразно особенностям пациента и течения заболевания.
  • Так, для того чтобы какой-либо терапевтический, профилактический или вакцинный препарат получил безусловное научно-обоснованное признание с точки зрения современных медицинских практик, ему необходимо пройти строго контролируемую клиническую проверку, под которой понимают осуществление (лучше нескольких) клинических испытаний (рандомизированных двойных слепых плацебо-контролируемых [или с активной группой сравнения, получающей одобренное стандартное лечение]), охватывающих сотни и тысячи пациентов. В противном случае уместно говорить лишь о предположительных или вероятных эффективности и безопасности, но никак не подтвержденных адекватной, надлежащей и надежной научной проверкой, стандартизированной международным медицинским сообществом.
  • В отсутствие безоговорочно доказавшего свою эффективность лечения COVID-19 нынешние медицинские вмешательства обращаются к поддерживающей неспецифической терапии, в том числе инвазивной и неинвазивной оксигенотерапии и антибиотикам. Многие пациенты также получают препараты «вне инструкции» (офф-лейбл) либо экспериментальное лечение: противовирусные, противомалярийные, противовоспалительные лекарственные средства, реконвалесцентную плазму. Такие фармакотерапевтические подходы не относятся к специфической этиотропной терапии COVID-19 — до того момента, пока успешно не пройдут вышеобозначенную клиническую проверку, которая подтвердит их состоятельность.
НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО

Mosmedpreparaty.ru — специализированная научно-исследовательская и аналитическая служба группы компаний «Мосмедпрепараты».
Ничто на Mosmedpreparaty.ru не является рекламой лекарственных препаратов или медицинских услуг.
Ничто на Mosmedpreparaty.ru не может служить единственным руководством к действию.
Сведения и публикации Mosmedpreparaty.ru носят исключительно научно-информационный характер.
Информация, транслируемая Mosmedpreparaty.ru, предназначена только для специалистов в области здравоохранения и сфере обращения лекарственных средств и не может быть использована пациентами самостоятельно при принятии решений о применении лекарственных препаратов и методов лечения.
ПРИНИМАЮ GDPR

124