«Мосмедпрепараты»
Лекарства с интеллектом.
Мы знаем о лекарствах почти всё.
Беспристрастность — наше кредо.

«Золдженсма»: генная терапия, которая вылечит спинальную мышечную атрофию. Все подробности

Novartis явила миру самое дорогостоящее лекарство на планете.

Не стоит она слезинки хотя бы одного только того замученного ребёнка,
который бил себя кулачонком в грудь и молился в зловонной конуре
неискуплёнными слезами своими к «боженьке».

Ф. М. Достоевский, «Братья Карамазовы»

Свершилось!

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) одобрило «Золдженсма» (Zolgensma, онасемноген абепарвовек) — генную терапию спинальной мышечной атрофии с биаллельной мутацией гена выживаемости моторных нейронов 1 (SMN1) у детей в возрасте младше двух лет. Препарат подходит как симптоматическим пациентам, так и предсимптоматическим, выявляемым генетическим тестированием. Разрешение выдано «Авексис» (AveXis), которую «Новартис» (Novartis) купила за 8,7 млрд долларов.

 

Стоимость лечения при помощи «Золдженсма»

«Новартис» установила цену на «Золдженсма» в размере 2,125 млн долларов за внутривенную инъекцию — достаточно одного раза, да и повторные применения не рекомендованы во избежании иммунных реакций. Столь внушительный ценник сделал «Золдженсма» самым дорогим лекарственным средством на планете. К слову, ранее «Новартис» заявляла, что разумная стоимость препарата укладывается в пределы 4,6–5,4 млн долларов.

Можно подумать, что швейцарский фармгигант включил политику невероятной жадности, однако всё тщательно подсчитано. Компания из Базеля исходила из фармакоэкономической модели эффективности затрат, накапливающихся за десять лет лечения, отдача от которого проявляется в добавленных годах жизни с поправкой на ее качество при таком серьезном хроническом заболевании, как спинальная мышечная атрофия.

 

«Спинраза» как точка отсчета для «Золдженсма»

«Новартис», занимаясь ценообразованием «Золдженсма», отталкивалась от того факта, что стоимость новинки должна быть вполовину меньше затрат на 10-летний курс терапии спинальной мышечной атрофии при помощи «Спинразы» (Spinraza, нусинерсен). До сего момента это было единственное лекарство авторства «Байоджен» (Biogen) и «Айонис фармасьютикал» (Ionis Pharmaceuticals), одобренное при данном заболевании. С учетом того, что первый год лечения нусинерсеном обходится в 750 тыс. долларов, а каждый последующий — в 325 тыс. долларов, за десять лет назначения «Спинразы» придется выложить 4,125 млн долларов.

 

Как же заплатить за «Золдженсма»

«Новартис» работает над реализацией программы, которая позволит, во-первых, выплачивать астрономическую сумму в рассрочку в течение пяти лет — по 425 тыс. долларов ежегодно, и, во-вторых, прекращать оплачивать лечение, если оно вдруг перестало эффективно срабатывать.

«Золдженсма» (Zolgensma, онасемноген абепарвовек).Следует понимать, что в цивилизованных странах капиталистического мира, где система национального здравоохранения действительно заботится о благополучии своих граждан и где страховая медицина находится на высочайшем уровне, пациенты не выкладывают из кармана всю стоимость препаратов — лишь какую-то незначительную, посильную каждому сумму. Другими словами, если ты застрахован, то у тебя открыт доступ ко всему арсеналу новейших лекарственных средств, эффективность и безопасность которых медленно, но всё же растет с каждым годом. Конечно, иногда страховщики отказываются включать в свои формуляры те лекарства, которые, по их мнению, стоят слишком дорого с учетом приносимой пользы.

В странах с развивающейся экономикой вроде России, где расходы на оборону и безопасность многократно превышают дотации на здравоохранение, пациентам остается уповать на милость государства, чтобы оно равно как договорилось с «Новартис» о предоставлении скидок, так и выделило бюджет на закупку «Золдженсма». Ну или придется собирать деньги по крохам всем миром. Вряд ли швейцарская фармацевтическая корпорация сойдет с ума, занявшись благотворительностью.

 

А что говорят эксперты о стоимости «Золдженсма»

Согласно подсчетам Института клинико-экономической экспертизы (ICER), разумная стоимость «Золдженсма» укладывается в диапазон 310–900 тыс. или находится в пределах от 710 тыс. до 1,5 млн долларов — в зависимости от какой методологии оценки отталкиваться: качества жизни с учетом прожитых лет (QALY) или добавленных лет жизни (LYG).

После одобрения «Золдженсма» и публикации ее результативности в случае предсимптоматических пациентов и больных спинальной мышечной атрофией типа II, специалисты ICER изменили оценку разумной стоимости генной терапии, повысив ее планку до 1,1–1,9 млн долларов (QALY) и 1,2–2,1 млн долларов (LYG). Таким образом, экспертное мнение по верхней границе сошлось с ценовым предложением «Новартис».

 

Как работает «Золдженсма»

Спинальная мышечная атрофия — группа редких (9,1 случай на 100 тыс.) генетических заболеваний, характеризующихся прогрессирующей дегенерацией спинного мозга и моторных нейронов ствола мозга, что отражается гипотонией, атрофией скелетных мышц и общей слабостью. Патология вызывается потерей или дисфункцией (делецией, перестройкой или мутацией) в гене выживаемости моторных нейронов 1 (SMN1). Почти все пациенты (95–98%) гомозиготны по дефектному гену SMN1, то есть оба родителя являются носителями рецессивного генетического нарушения.

Онасемноген абепарвовек (onasemnogene abeparvovec, AVXS-101) представляет собой генотерапевтическое лечение, после единственной дозы обеспечивающее замену отсутствующего или дефектного гена SMN1 на его функциональную копию. Итогом становится нормальная выработка белка SMN — и соответствующее исцеление спинальной мышечной атрофии.

Генотерапия при помощи онасемногена абепарвовека предполагает аденовирусную доставку в организм трансгена SMN, кодирующего полностью функциональный белок SMN и встраивающегося в ядра моторных нейронов. Благодаря способности пересекать гематоэнцефалический барьер подтверждена экспрессия SMN в мотонейронах во всех отделах головного и спинного мозга. Использование энхансера цитомегаловируса и куриного бета-актина в качестве гибридного промотора определяет быструю и устойчивую экспрессию SMN.

Оценка биораспределения трансгенных ДНК и мРНК и белка SMN, осуществленная цифровой капельной полимеразной цепной реакцией (ddPCRTM), полимеразной цепной реакцией с обратной транскрипцией (RT-PCR) и иммуногистохимическим окрашиванием соответственно, выявила, что векторные геномы, РНК-транскрипты и SMN-протеины обнаруживаются во всех изученных отделах спинного мозга, в том числе шейном, грудном, поясничном и крестцовом. Экспрессия SMN-белка в моторных нейронах спинного мозга установлена на уровне, схожем с таковым для тканей, не пораженных спинальной мышечной атрофией типа I.

Анализ холинацетилтрансферазы (ChAT), маркера моторных нейронов, засвидетельствовал изобилие последних, причем с нормальными размерами и формой.

В общем и целом доказано, что однократное внутривенное введение «Золдженсма» способно восстановить SMN-экспрессию в моторных нейронах, лишенных функционального гена SMN1. Онасемноген абепарвовек разработан с тем прицелом, что спинальная мышечная атрофия является моногенным заболеванием, то есть достаточно доставить в организм корректную копию проблемного гена, чтобы остановить прогрессирование патологии.

 

Клиническая эффективность «Золдженсма»

Эффективность «Золдженсма» в отношении педиатрических пациентов в возрасте не старше двух лет была изучена в двух клинических исследованиях (нерандомизированных, открытых, многоцентровых): продолжающихся STR1VE (NCT03306277) и завершившихся START (NCT02122952) — фазы III и I/IIa соответственно. Клинические симптомы спинальной мышечной атрофии типа I участников дебютировали до наступления шестимесячного возраста. Генетическое тестирование испытуемых показало, что у всех присутствуют биаллельные делеции гена SMN1, есть две копии гена SMN2 и отсутствует модификация c.859G>C в экзоне 7 гена SMN2 (наличие таковой свидетельствует о легком фенотипе болезни). Исходный титр антител против AAV9 составлял ≤ 1:50. Все испытуемые получили одну внутривенную инъекцию онасемногена абепарвовека.

Результативность терапии спинальной мышечной атрофии при помощи «Золдженсма», на основе которой регулятор вынес положительный вердикт, оценивалась двумя показателями. Во-первых, выживаемостью пациентов — как времени, прошедшего с рождения до либо смертельного исхода, либо необходимости в постоянной искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Последняя подразумевает проведение инвазивной процедуры (трахеостомии) или дополнительной вентиляции легких на протяжении 16 часов и более ежедневно в течение 14 и более дней подряд при отсутствии острых обратимых осложнений или периоперационных изменений.

Во-вторых, улучшениями моторных навыков, таких как способность сидеть без посторонней помощи, — согласно шкале младенческих нейромышечных заболеваний теста Детской больницы Филадельфии (CHOP-INTEND).

«Золдженсма» (Zolgensma, онасемноген абепарвовек).Клинические испытания STR1VE включили 21 пациента, которым не требовалась неинвазивная ИВЛ и которые могли питаться исключительно перорально (парентеральное питание не требовалось). Исходный балл CHOP-INTEND составлял усредненных 31,0 (18–47). Средний возраст больных — 3,9 месяца (0,5–5,9). Участники получили одну инъекцию в дозе 1,1×1014 вирусных геномов на килограмм (вг/кг).

На начало марта 2019 года 19 пациентов оставались в живых: один скончался (в возрасте 7,8 месяца) из-за дыхательной недостаточности, вторичной к прогрессированию заболевания и не связанной с генной терапией, второй вышел из эксперимента (11,9 месяца). При этом 87% респондентов (n=13/19) достигли 14-месячного возраста без необходимости в постоянной ИВЛ.

Для сравнения: исторические данные свидетельствуют, что, если заболевание оставлять без какого-либо лечения, лишь четверть пациентов переходят 14-месячный порог выживаемости без нужды в постоянной ИВЛ, причем никто из них не может сидеть самостоятельно.

Рост балла CHOP-INTEND составил в среднем 6,9; 11,7 и 14,3 пунктов — по прошествии одного, трех и пяти месяцев после введения «Золдженсма». 95% пациентов (n=21/22) вышли к не менее чем 40 баллам по этой шкале.

В период 9,2–16,9-месячного возраста (в среднем 12,1 месяца) 47,6% участников (n=10/21) смогли сидеть без сторонней поддержки в течение минимум 30 секунд. При этом 16 пациентам из 19-ти не требовалась ежедневная поддерживающая ИВЛ.

Дальнейшие наблюдения за пациентами клинических испытаний STR1VE засвидетельствовали, что на конец мая 2019 года 83% человека (n=5/6) из достигших 18-месячного возраста смогли сидеть самостоятельно минимум 30 секунд, а один больной научился стоять и ходить при поддержке.

Клинические испытания START вовлекли 15 пациентов, получивших либо низкую дозу препарата (n=3), либо высокую (n=12). Низкая доза составляла приблизительно треть от высокой, которая, в свою очередь, не поддается точной оценке ввиду, как впоследствии выяснилось, некорректной методике измерения концентрации «Золдженсма», а также ее снижения в течение времени хранения. Предположительно, низкая доза находилась в пределах 4,3–4,6×1013 вг/кг, а высокая — в диапазоне 1,1–1,4×1014 вг/кг.

В когорте низкой дозы средний возраст участников составлял 6,3 месяца (5,9–7,2), высокой дозы — 3,4 месяца (0,9–7,9).

По истечении 24 месяцев наблюдений один пациент в когорте низкой дозы столкнулся с необходимостью в постоянной ИВЛ, в когорте высокой дозы все больные оставались в живых без нужды в постоянной ИВЛ.

Двухлетние данные по когорте высокой дозы следующие:

  • 91,7% пациентов (n=11/12) могли вертикально удерживать голову не менее 3 секунд и сидеть без поддержки не менее 5 секунд;
  • 83,3% (n=10/12) могли находиться в сидячем положении без сторонней поддержки в течение 10 секунд и дольше;
  • 75,0% (n=9/12) продемонстрировали способность сидеть без какой-либо поддержки на протяжении 30 секунд и дольше;
  • 16,7% (n=2/12) показали, что им по силам самостоятельно стоять, ходить с чьей-либо помощью или самостоятельно;
  • из десяти пациентов, которым изначально не требовалась ежедневная неинвазивная ИВЛ, семь сохранили данный статус;
  • все участники столкнулись с распространенными в детском возрасте респираторными заболеваниями, которые, однако, в случае спинальной мышечной атрофии типа I обычно заканчиваются трахеостомией или смертью. Между тем все пациенты перенесли соответствующую госпитализацию без трахеостомии или необходимости в постоянной ИВЛ.
  • из семи больных, изначально не получавших энтеральное питание, только одному пришлось временно проводить кормление через зонд ввиду заживления раны в ходе тяжелого восстановительного периода после операции по поводу сколиоза. Четыре из пяти пациентов, находившихся на энтеральном питании, смогли перейти на стандартное кормление через рот;
  • у всех пациентов отмечены статистически значимые улучшения моторных функций: средний рост балла по шкале CHOP-INTEND составил 9,8 и 15,4 пунктов (p<0,001) — соответственно в 1-й и 3-й месяцы после лечения;
  • у 91,7% участников (n=11/12) засвидетельствован балл CHOP INTEND ≥ 50, к которому они вышли к течение двух лет наблюдений. Общая клиническая практика такова, что нелеченная спинальная мышечная атрофия типа I у детей шести месяцев и старше не позволяет перешагнуть планку в 40 баллов по шкале CHOP-INTEND — более того, в период 6–12 месяцев фиксируется снижение на усредненных 10,7 балла.

На начало марта 2019, по прошествии почти четырехлетних наблюдений за согласившимися на это участниками из когорты высокой дозы клинических испытаний START, все (n=10/12) оставались в живых и не требовали постоянной ИВЛ или нутритивной поддержки. Среднее время с момента назначения «Золдженсма» составило 3,7 года (3,3–4,3), а средний возраст пациентов — 3,9 года (3,4–4,8). У всех больных сохранились полученные ранее моторные навыки. Два из четырех человек, которым ранее требовалась поддерживающая двухфазная вентиляция (BiPAP), отказались от нее.

На конец мая 2019 года, когда среднее время после генотерапии составило 3,9 года (3,5–4,6), а средний возраст пациентов — 4,2 года (3,7–5,0), все больные из наблюдаемой когорты высокой дозы (n=10/10) оставались в живых, продолжая демонстрировать улучшение физических навыков. Два пациента, ранее никогда не получавших нусинерсен, научились стоять со сторонней поддержкой. 70% пациентам (n=7/10) более не назначают дополнительное лечение нусинерсеном. 60% пациентам (n=6/10) не требуется поддерживающая BiPAP.

 

Вопросы безопасности «Золдженсма»

Инструкция по медицинскому применению «Золдженсма» снабжена «чернорамочным» предупреждением о рисках острого и серьезного поражения печени и повышения уровня аминотрансфераз, причем эта вероятность увеличивается при существующих печеночных нарушениях.

«Золдженсма»: генная терапия, которая вылечит спинальную мышечную атрофию. Все подробностиКроме того, нет безоговорочных данных, как поведет себя организм пациента в случае повторных инъекций «Золдженсма». Считается, что отмеченный после инфузии высокий титр антител против вирусного вектора AAV9, как базы препарата, выступит серьезным препятствием для еще одной дозы генотерапии.

Назначение «Золдженсма» пациентам с запущенными формами спинальной мышечной атрофии (например, при полном параличе конечностей, постоянной зависимости от ИВЛ) не проверялось.

 

«Золдженсма» и конкуренты

Появление первой генной терапии спинальной мышечной атрофии негативным образом отразится на доходах «Байоджен» от продажи «Спинразы» и роялти, которое получает «Айонис», основной разработчик этого антисмыслового олигонуклеотида. Нынешний заработок здесь приличен: если в 2017 году нусинерсен сгенерировал 884 млн долларов для «Байоджен», то в 2018-м — уже 1,7 млрд долларов.

«Золдженсма»: генная терапия, которая вылечит спинальную мышечную атрофию. Все подробности
Сравнительная эффективность лечения спинальной мышечной атрофии типа I: «Спинразы» (Spinraza, нусинерсен), рисдиплам (risdiplam), «Золдженсма» (Zolgensma, онасемноген абепарвовек). Изображение: Vantage/EvaluatePharma.

Впрочем, инвесторам пока опасаться не следует, поскольку в настоящее время «Золдженсма» разрешен для лечения только младенческой формы спинальной мышечной атрофии — «Спинраза» пригоден для терапии всех пациентов, включая взрослых. Так, согласно экспертным оценкам, в Соединенных Штатах ежегодно ставится приблизительно 400 новых диагнозов спинальной мышечной атрофии — против где-то 7 тыс. пациентов всех возрастов и типов заболевания.

Серьезный конкурентный удар будет нанесен, когда случится одобрение рисдиплама (risdiplam) — модификатора альтернативного сплайсинга пре-мРНК гена SMA2, доводимого до кондиции «Рош» (Roche) и «ПиТиСи терапьютикс» (PTC Therapeutics). Во-первых, он предназначен для терапии всех типов спинальной мышечной атрофии. Во-вторых, его эффективность превосходит таковую для «Спинразы» и лишь немногим уступает результативности «Золдженсма». В-третьих, рисдиплам — пероральный низкомолекулярный препарат, то есть несложный в изготовлении и простой в применении и, скорее всего, не собирающийся заряжать гигантский ценник.

Если верить прогнозам EvaluatePharma, к 2024 году спрос на «Золдженсма» нагонит интерес к «Спинразе», причем продажи последнего будут постепенно снижаться, уступая дорогу главным образом рисдипламу.

«Золдженсма»: генная терапия, которая вылечит спинальную мышечную атрофию. Все подробности
Прогнозы продаж лекарственных средств против спинальной мышечной атрофии. Изображение: Vantage/EvaluatePharma.

 

«Золдженсма»: что дальше

«Новартис» пробует расширить список терапевтических показаний «Золдженсма», добавляя равно как предсимптоматических пациентов, так и с диагнозами более легких форм спинальной мышечной атрофии — типов II и III.

С недавних пор спинальная мышечная атрофия включена в список заболеваний, рекомендованных для скрининга на их наличие у всех новорожденных в Соединенных Штатах. Другими словами, «Новартис» получила возможность предлагать «Золдженсма» каждому пациенту с только что поставленным диагнозом.

Так, продолжающиеся клинические испытания SPR1NT (NCT03505099) фазы III (нерандомизированные, открытые, многоцентровые, международные) привлекли предсимптоматических пациентов в возрасте до шести недель с биаллельной делецией гена SMN1 и двумя копиями гена SMN2 (когорта 1) или тремя копиями гена SMN2 (когорта 2) — соответственно тех, кому грозит диагноз спинальной мышечной атрофии типа I или II. Первичная конечная точка установлена возможностью самостоятельного сидения в течение минимум 30 секунд (когорта 1) или стояния со сторонней поддержкой (когорта 2), фиксируемой соответственно по прошествии 18 или 24 месяцев после назначения «Золдженсма».

«Новартис» исходит из особенностей патогенеза спинальной мышечной атрофии: недостаточность белка SMN, как первопричины заболевания, не только отражается снижением моторных функций, но и приводит к избирательной смерти моторных нейронов. И как только последние исчезли, никакое лекарство не вернет их к жизни. Другими словами, к терапии следует приступать в самом раннем возрасте. Дополнительными доказательствами оправданности данного подхода служат результаты, собранные «Спинразой» в ходе лечения предсимптоматических пациентов.

Однако если пытаться назначать «Золдженсма» слишком рано, есть определенная вероятность столкнуться с биологическим барьером в лице переданным ребенку через плаценту материнским IgG-антителом против AAV9. Поскольку последний является диким несинтетическим вирусом, у большинства взрослых, включая матерей тех детей, которые больны спинальной мышечной атрофией, уже есть иммунитет против него в виде соответствующих антител, инактивирующих «Золдженсма». К счастью, материнские анти-AAV9-антитела присутствуют у плода лишь временно и характеризуются приблизительно трехнедельным периодом полувыведения. И всё же где-то у 5–10% младенцев в возрасте до шести месяцев титр антител против AAV9 превышает пороговый уровень 1:50, тем самым делая невозможным лечение, в том числе заблаговременное, при помощи «Золдженсма».

Согласно промежуточным данным на конец сентября 2018 года, инъекции «Золдженсма» получили 7 пациентов в возрасте 8–37 дней (медиана 12 дней, среднее 21 день) и исходным баллом CHOP-INTEND в усредненных 41,7. Рост последнего составил в среднем 6,8 (n=4), 11,0 (n=3), 18,0 (n=3) и 22,5 (n=2) баллов — по прошествии 14 дней, одного, двух и трех месяцев.

На начало марта 2019 года все пациенты (n=18/18) оставались в живых и в бессобытийном статусе. Медиана длительности наблюдений — 5,4 месяца, медианный возраст — 6,1 месяца. Среди больных со спинальной мышечной атрофией типа I средняя прибавка балла CHOP-INTEND получилась равной 8,9 пункта по прошествии одного месяца, а среднее увеличение балла по шкале Бейли-III для оценки крупной моторики составило 8,4 пункта по истечении двух месяцев. Все пациенты показали выход или сохранение CHOP-INTEND на уровне 50 баллов, причем у четырех отмечены 60 баллов, а три достигли максимальных по этой шкале 64 баллов. Пациенты продемонстрировали соответствующие возрасту моторные навыки, в том числе два человека могли самостоятельно сидеть минимум 30 секунд, а один — стоять с поддержкой минимум 2 секунды.

На конец мая 2019 года генотерапию прошли 10 пациентов с двумя копиями SMN2, 12 больных — с тремя и один человек — с четырьмя. Все остаются в живых и не требуют постоянной ИВЛ. После шести месяцев наблюдений за когортами с двумя и тремя копиями SMN2 у всех отмечены нормальные глотательные функции и прием пищи через рот. В когорте с двумя копиями SMN2 назначение «Золдженсма» обеспечило выход к 50 баллам CHOP-INTEND и выше, причем семь пациентов отметились не менее чем 60 баллами, включая пять участников, зафиксировавших максимальный балл 64. По итогам 60% пациентов (n=6/10) обрели способность самостоятельно сидеть без сторонней поддержки минимум 30 секунд — в среднем возрасте 7,6 месяца, а 30% больных (n=3/10) научились стоять с поддержкой — в среднем возрасте 10,1 месяца.

Продолжаются клинические испытания STRONG (NCT03381729) фазы I/II (нерандомизированные, открытые, многоцентровые), изучающие эффективность и безопасность интратекального введения «Золдженсма» при спинальной мышечной атрофии типа II. Участники, располагающие тремя копиями гена SMN2, изначально могли сидеть минимум 10 секунд, но не стоять или ходить. Больные были распределены на две группы по возрасту начала лечения: 6–24 месяца (группа 1) и 24–60 месяцев (группа 2). Первичной конечной точкой для первой группы установлена способность самостоятельно стоять минимум 3 секунды, для второй — изменения балла по расширенной шкале Хаммерсмита для оценки двигательной функции (HFMSE). Были назначены три различных дозы «Золдженсма»: доза A (6,0×1013 вг/кг), доза B (1,2×1014 вг/кг), доза C (2,4×1014 вг/кг).

Для пущего понимания эффективности «Золдженсма»: если спинальную мышечную атрофию типа II оставлять без какого-либо лечения, со временем показатель HFMSE неминуемо ухудшается, больные никогда не могут самостоятельно ходить и зачастую прикованы к инвалидному креслу; свыше 30% пациентов умирают к 25-летнему возрасту.

На начало марта 2019 года все пациенты (n=30), наблюдение за которыми велось в среднем 6,5 месяца, оставались в живых. У 19 участников отмечен рост балла HFMSE на усредненных 4,2 пункта. Два человека смогли стоять самостоятельно, один — ходить с поддержкой, еще один — ходить самостоятельно.

На конец мая 2019 года, когда одна из вышеуказанных доз «Золдженсма» была назначена 31 пациенту, результаты следующие:

  • группа 1
  • среди 16 пациентов, получивших дозу A или дозу B, зафиксированы 18 моторных достижений, в том числе такие, что два человека обрели возможность самостоятельно стоять, а один из них — самостоятельно ходить.
  • группа 2
  • при наблюдении на протяжении в среднем 9,3 месяца продемонстрирован рост балла HFMSE на усредненных 5,9 пункта, и это улучшение почти вдвое перешагнуло порог клинической значимости;
  • половина пациентов (n=6/12) отметилась прибавкой HFMSE минимум на 3 пункта;
  • среди 12 пациентов, получивших дозу B, зафиксированы четыре моторных достижения, включая обретение возможности одним участником ходить при сторонней поддержке.

Как только STRONG соберут достаточно данных, будет дан старт клиническим испытаниям REACH фазы I (скорее всего, в 2020 году), которые охватят пациентов в возрасте от 6 месяцев до 18 лет со спинальной мышечной атрофией типов I, II или III, не подходящих под критерии участия во всех других исследованиях «Золдженсма». Речь идет о тех больных, у которых титр антител против AAV9 выше 1:50. Интратекальное назначение генотерапии будет предваряться процедурой плазмафереза, которая устранит указанные антитела. Во всяком случае испытания на приматах подтвердили состоятельность плазмафереза в задаче избавления от ненужных в данном случае анти-AAV9-антител.

 

Проблемы «Золдженсма»

Как бы то ни было, по-прежнему открытым остается вопрос с длительностью периода исцеления спинальной мышечной атрофии: проведенные клинические испытания всё же коротки, чтобы можно было безоговорочно заявлять о полном излечении, которое сохранится на протяжении всей жизни пациента. Не исключено, со временем экспрессия SMN будет снижаться, притом что повторить генотерапевтическую процедуру не представляется возможным ввиду высокой вероятности формирования антител против капсидных белков аденовирусного вектора AAV9. Опять же с взрослением ребенка фенотип спинальной мышечной атрофии может масштабироваться, поражая другие органы и ткани, а в настоящее время неизвестно, воздействует ли положительно генотерапия на клетки других типов.

Mosmedpreparaty.ru — специализированная научно-исследовательская и аналитическая служба группы компаний «Мосмедпрепараты».
Ничто на Mosmedpreparaty.ru не является рекламой лекарственных препаратов или медицинских услуг.
Ничто на Mosmedpreparaty.ru не может служить единственным руководством к действию.
Сведения и публикации Mosmedpreparaty.ru носят исключительно научно-информационный характер.
Информация, транслируемая Mosmedpreparaty.ru, предназначена только для специалистов в области здравоохранения и сфере обращения лекарственных средств и не может быть использована пациентами самостоятельно при принятии решений о применении лекарственных препаратов и методов лечения.
ПРИНИМАЮ