«Мосмедпрепараты»
Лекарства с интеллектом.®
Мы всё делаем через мозг.®

Лечение коронавируса. Ремдесивир: богатые должны заплатить

Один флакон «Веклури» стоит 390 долларов.

Главное

«Гилеад сайенсиз» (Gilead Sciences) установила официальную стоимость ремдесивира (remdesivir) — всё еще экспериментального лекарственного средства, считающегося определенно лучшим в задаче лечения коронавирусной инфекции COVID-19, вызванной новым коронавирусом SARS-CoV-2.

Для экономически развитых стран один флакон ремдесивира, известного под брендовым названием «Веклури» (Veklury), обойдется в 390 долларов. С учетом того, что на типичный (им следуют 90–95% больных) 5-дневный курс терапии COVID-19 требуется шесть флаконов этого препарата, общая стоимость лечения одного пациента составит 2340 долларов.

По словам Дэниела О’Дэя (Daniel O’Day), генерального директора «Гилеад», подобная фиксированная цена устраняет необходимость проведения переговоров с каждой страной по-отдельности. При этом заявленная цена находится на уровне, доступном для развитых стран с наименьшей покупательской способностью.

Для Соединенных Штатов «Гилеад» внесла поправку. Вышеуказанная цена в 390 долларов за флакон ремдесивира справедлива только для государственных структур. Если речь идет о реализации препарата через каналы частных страховых систем и иных коммерческих структур, а также в рамках национальных программ медицинского страхования «Медикейд» (Medicaid) и «Медикэр» (Medicare), стоимость составит 520 долларов за флакон, что эквивалентно 3120 долларов за 5-дневный курс лечения COVID-19.

Для прочих государств, которые включены в список стран, где «Гилеад» официально разрешила торговать генерическими копиями ремдесивира, стоимость лечения COVID-19 будет находиться в прямой зависимости от их цены. И, очевидно, она окажется многократно ниже.

 

Безудержное обогащение

Заслуга «Гилеад» в доведении ремдесивира до окончательной готовности неоспорима. Разработка, клиническая проверка, создание соответствующей промышленной инфраструктуры и т. п. — всё это стоит больших денег: заявлено, что до конца текущего года будет истрачено свыше 1 млрд долларов. Опять же, «Гилеад» бесплатно раздала все имевшиеся складские запасы ремдесивира. Тем не менее в условиях продолжающейся пандемии COVID-19 — беспрецедентного явления в новейшей истории человечества — решительно предосудительно проповедовать политику наживы на людских страданиях.

Для пущего понимания: себестоимость производства ремдесивира, согласно сторонним оценкам, составляет 10 долларов за 10-дневный курс терапии.

За доказательствами далеко ходить не надо: бангладешская «Бексимко фармасьютикалс» (Beximco Pharmaceuticals), выбившая у правительства своей страны принудительную лицензию на ремдесивир, наладила выпуск его дженерика под названием «Бемсивир» (Bemsivir) по отпускной цене в 65 долларов за один флакон.

Если говорить о терапевтической ценности ремдесивира в задаче борьбы с COVID-19, она отражается сокращением времени до выздоровления приблизительно на треть — в среднем на 4 дня. Другими словами, пациенты быстрее выписываются из больничных учреждений, тем самым облегчая и без того более чем серьезную нагрузку на госпитальную систему.

Исходя из указанной эффективности ремдесивира, эксперты американского Института клинико-экономической экспертизы (ICER) рассчитали, что справедливая стоимость 10-дневного лечения не должна превышать 4,5 тыс. долларов. Более того, эта сумма справедлива лишь в том случае, если ремдесивир повышает шансы не умереть. Если же препарат не снижает вероятность летального исхода, стоимость лечения не должна быть выше 400 долларов.

Позже, когда было продемонстрировано, что кортикостероид дексаметазон наделяет пациентов с COVID-19 усиленными шансами остаться в живых, специалисты ICER обновили свои выкладки, согласно которым справедливая стоимость 10-дневного курса ремдесивира должна укладываться в пределы 2,5–2,8 тыс. долларов. Если же ремдесивир никак не способствует выживаемости, максимум составляет 310 долларов.

Только в этом году ремдесивиру вполне по силам пополнить банковский счет «Гилеад» на 2 млрд долларов.

 

Рачительный бизнес

Если по каким-то досужим причинам вы считаете, что основной смысл существования пресловутой «Гилеад» заключен в профилактике и лечении заболеваний, вы ошибаетесь. Глубоко и полностью. Более того, категорически странно воспринимать какую бы то ни было фармацевтическую компанию как нечто абстрактное, виртуальное и ограниченное добрыми и обнадеживающими вестями, поступающими из ее пиар-отдела. Никогда не следует забывать, что за любым фармацевтическим предприятием стоят конкретные люди — будь то основатели, инвесторы или акционеры. И они хотят зарабатывать, причем с каждым разом быстрее и больше. Главная забота и венец концепции и сути фармацевтического бизнеса — бесконечный рост прибыли и максимальное снижение расходов. Всё остальное асимптотически стремится к нулю.

«Гилеад», кстати, этого никогда не скрывала. На ее корпоративном сайте годами декларировалась следующая сентенция:

Миссия «Гилеад сайенсиз» (Gilead Sciences): открывать, разрабатывать и коммерциализировать инновационные лекарственные препараты, ориентирующиеся на области с неудовлетворенной медицинской потребностью и предназначенные для улучшения медицинской помощи пациентам.

Летом 2020 года риторика поменялась:

Миссия «Гилеад сайенсиз» (Gilead Sciences): открывать, разрабатывать и предоставлять инновационные лекарственные препараты людям с жизнеугрожающими заболеваниями.

Любой бизнес ставит собственные интересы на первое место. Измененная под влиянием какого-либо тяжелого или хронического заболевания оценочность суждений пациентов и их близких приводит к исчезновению критического мышления в отношении фармацевтических компаний. Да, они напрямую нацелены и работают с самым драгоценным, что есть в жизни каждого человека, — его здоровьем. Но сие сокровище исключительно персонализировано, будучи важным только для конкретного индивида. Бизнес же к этому испытывает лютый холод и непреложное спокойствие. Помните, здоровье — не более чем точка приложения и специфика деловых практик фармацевтической отрасли. И ключ к пониманию ситуации состоит в том, чтобы без обиняков это признавать.

Разумеется, это ни в коем случае не означает, что за маской добродетели фармацевтического бизнеса таится не знающий снисхождения монстр. Нет, он всего лишь прилежно заботится о себе — читай, о благосостоянии владельцев. И делает это старательно, усердно и местами ретиво.

В любом случае «Гилеад» владеет столь нужными человечеству лекарствами, что фактически может вить из него веревки.

В настоящее время нигде в мире не существует ни одного лекарственного, профилактического или вакцинного средства, которое достоверно располагало бы должной эффективностью в противостоянии новому коронавирусу SARS-CoV-2 и вызываемой им инфекции COVID-19.

  • Абсолютно любые утверждения обратного не являются истинными с позиций доказательной медицины — «золотого стандарта» международной медицинской и фармакологической науки.
  • Доказательная медицина, будучи интеграцией передовых научных исследований, подкрепленных клинической экспертизой и пациентоориентированными принципами, представляет собой междисциплинарный подход, который обращается к современным методам науки, техники, биостатистики и эпидемиологии в целях обеспечения медицинской помощи, оптимальной сообразно особенностям пациента и течения заболевания.
  • Так, для того чтобы какой-либо терапевтический, профилактический или вакцинный препарат получил безусловное научно-обоснованное признание с точки зрения современных медицинских практик, ему необходимо пройти строго контролируемую клиническую проверку, под которой понимают осуществление (лучше нескольких) клинических испытаний (рандомизированных двойных слепых плацебо-контролируемых [или с активной группой сравнения, получающей одобренное стандартное лечение]), охватывающих сотни и тысячи пациентов. В противном случае уместно говорить лишь о предположительных или вероятных эффективности и безопасности, но никак не подтвержденных адекватной, надлежащей и надежной научной проверкой, стандартизированной международным медицинским сообществом.
  • В отсутствие безоговорочно доказавшего свою эффективность лечения COVID-19 нынешние медицинские вмешательства обращаются к поддерживающей неспецифической терапии, в том числе инвазивной и неинвазивной оксигенотерапии и антибиотикам. Многие пациенты также получают препараты «вне инструкции» (офф-лейбл) либо экспериментальное лечение: противовирусные, противомалярийные, противовоспалительные лекарственные средства, реконвалесцентную плазму. Такие фармакотерапевтические подходы не относятся к специфической этиотропной терапии COVID-19 — до того момента, пока успешно не пройдут вышеобозначенную клиническую проверку, которая подтвердит их состоятельность.
НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО

Mosmedpreparaty.ru — специализированная научно-исследовательская и аналитическая служба группы компаний «Мосмедпрепараты».
Ничто на Mosmedpreparaty.ru не является рекламой лекарственных препаратов или медицинских услуг.
Ничто на Mosmedpreparaty.ru не может служить единственным руководством к действию.
Сведения и публикации Mosmedpreparaty.ru носят исключительно научно-информационный характер.
Информация, транслируемая Mosmedpreparaty.ru, предназначена только для специалистов в области здравоохранения и сфере обращения лекарственных средств и не может быть использована пациентами самостоятельно при принятии решений о применении лекарственных препаратов и методов лечения.
ПРИНИМАЮ GDPR